Футбол

Чертова дюжина проколов. Все автоголы сезона

48

Автоголы ничего общего с бомбардирскими проявлениями не имеют. Они — продукт обороны, замешанный, как правило, на технических ошибках игроков. Вынужденных или невынужденных — второй вопрос.

На минувшем отрезке чемпионата, согласно статистике, вратари 13 раз доставали мячи из сетки после разного рода курьезов в собственной штрафной. Проведенная ревизия позволила разбить их на несколько условных групп.

Голеадоры поневоле

К первой и достаточно многочисленной есть все основания отнести всевозможные срезки, избежать которые было попросту нереально. Плотные удары, мощные прострелы — увернуться от них у «голеадоров поневоле» не было никакой возможности: реакция-то небезгранична. Вот и приходилось с опущенной головой брести к центру поля.

Этот пренеприятнейший путь, например, проделал ростовчанин Осипенко во встрече с ЦСКА — не сумел разминуться со срезавшимся у одного из армейцев мячом.Радакович из «Оренбурга» не успел спрятать ногу в игре с «Тамбовом». Зенитовца Шатова подвела собственная коленка. А спартаковец Кутепов, упав на линии вратарской, сам того не желая, дослал в сетку мяч, отраженный Максименко. 

Каждый из «криминального квартета», конечно же, вправе списать неудачи на его величество случай: мол, физиология не позволила избежать неприятностей. Но от этого не легче.

Заложники закона

Еще больше оснований посетовать на происки судьбы у пары вратарей, обреченных внести в свой пассив голы, к которым тот и другой по гамбургскому счету отношения не имели. Ну как, объясните, мог сработать с отскочившим от штанги после мощнейшего удара железнодорожника Крыховяка мячом ростовчанин Песьяков? Ведь глаз-то на спине у парня нет. 

Да и у коллеги южанина, Рыжикова из «Крылышек», надо думать, таковые на этом участке тела отсутствуют. Понятно, конечно, что против футбольного кодекса, что называется, не попрешь. Но логики в подобной трактовке правил, согласитесь, днем с огнем не отыщешь.

Когда в товарищах согласья нет

Гол же в свои ворота питерца Сантоса в противостоянии с «Краснодаром», хотя и принадлежит «перу» бразильца, написан в теснейшем соавторстве с Луневым, вклад которого здесь даже весомее. 

Понятно, конечно, что Дуглас нарушил один из незыблемых футбольных постулатов, категорически запрещающих откидывать мячи голкиперу по векторам, направленным в «рамку»: мало ли что может случиться — споткнется адресат, например. Однако проделал он это, будучи уверенным, что Андрей на месте — команды-то «играю», «мой», «пропусти» сзади не прозвучало.

А им летать охота

Ну и, наконец, о голах, которые без всяких оговорок достойны звания авторских. Все они были не просто забиты — исполнены. Причем каждый в стиле лучших бомбардирских традиций.

Взять хотя бы удар в падении головой Аюпова из «Оренбурга» в матче с «Сочи».

Или попытку отвести мяч от ворот Мевли из «Сочи» в игре с армейцами.

Или автогол его одноклубника Калугина в противостоянии с «Оренбургом».

Какой ни возьми — из разряда неберущихся.

А долго дремавшая и неожиданно проснувшаяся в спартаковце Рассказове нацеленность на ворота! Правда, собственные. Голище-то во встрече с «Уфой» защитник вколотил — трактором не вытащишь.

Но все это меркнет на фоне шедевра Ойеволе из «Тамбова» в матче с «Локомотивом», при виде которого футбольные эстеты наверняка поцокали языком от удовольствия. И прыжок-полет навстречу мячу, и снайперский выстрел головой в «девятку»… Забей он таким способом противнику — как пить дать возглавил бы список авторов наиболее красивых голов. Пока же место его творению — среди самых курьезных.

Добавить комментарий