Футбол

Сергей Терехов: «Соблюсти все требования медицинского протокола нереально – это же футбол»

19

— Довольны тем, что чемпионат возобновится?

— В целом здорово, что футбол возвращается, но пока не очень понимаю, как все будет устроено в реальности. Где будем готовиться, где тренироваться, сколько времени уйдет на восстановление кондиций, в каком формате пройдут матчи.

— Вы уже хотя бы провели какое-то собрание, сдали тесты на коронавирус?

— 20 мая сдали тесты, ждем результатов. Футболистов попросили на время карантина остаться в Оренбурге, так что все русские ребята и некоторые легионеры никуда не уехали. Все в городе.

— Думал, что в Москве сейчас самая сложная ситуация.

— Наверное, в столице режим самоизоляции жестче, так как 12 мая в Оренбурге хотя бы разрешили совершать пробежки на улице. Ребята, конечно, уже этим пользуются.

— Смотрели матчи Бундеслиги? Понимаете, что ваш ждет?

— Минут на 15 включил один матч, потом потерял интерес. «Товарищеские» встречи меня не особо завораживают. Так себе зрелище!

— Представляли все же себя на их месте? Российский медицинский протокол во многом скопирован с немецкого.

— Видел этот огромный список ограничительных мер. При этом при любом стандарте 20 человек «тычут друг другу пальцами в глаза и нос», «лезут в рот», лишь бы не дать оппоненту забить гол. Соблюсти все требования нереально — это же футбол.

— Вы поймете, если кто-то из футболистов скажет: «Я в этом не участвую, здоровье дороже!»?

— Конечно. Ведь спортсмен думает не только о себе, но и о своей семье, друзьях. Все мы после игр, тренировок возвращаемся домой к детям, пожилым родителям. В первую очередь ты заботишься о них.

— Вы подпишете бумагу о том, что все риски берете на себя?

— Да. Считаю, что обязан помочь клубу в непростой ситуации. Знаю мнение других ребят. Все надеются, что их вирус не коснется, поэтому надо доиграть чемпионат при любых условиях, любыми способами. Придерживаюсь такой же позиции. Надеюсь, что все обойдется. Буду выполнять контрактные обязательства.

— Почему вы не поехали в родной Брянск, а остались в Оренбурге?

— Как уже сказал, руководство рекомендовало остаться в городе, так как поначалу думали, что чемпионат может стартовать в любой день. Когда стало понятно, что эпидемия затягивается, уже было сложно куда-то уехать. Ведь по приезду в Брянск меня бы посадили на 14-дневный карантин, при возвращении в Оренбург также надо было уйти на двухнедельную самоизоляцию. Решил, что это неудобно.

— Иностранцам в этом плане еще тяжелее?

— Когда услышали новость о возобновлении чемпионата, спросили у легионеров, в частности у Деспота (Джордже Деспотович — прим. Sportbox.ru), собирается ли он возвращаться. Ответил, что пока не знает, как ему быть – границы еще закрыты.

— Как вы поддерживали форму на самоизоляции?

— Крутил велосипед полтора месяца. Старался никуда не выходить. Делал простые упражнения на спину, пресс… 12 мая начал бегать. Сложно сейчас оценить свое физическое состояние. Не скажу, что оно плохое, скорее, неудовлетворительное. Но мяч не трогал уже два месяца. Жду с нетерпением встречи с ним. Жаль целовать его запрещено.

— Чем еще занимались на карантине?

— Учился готовить. Раньше мог сварить пельмени, макароны, теперь жарю мясо, картошку. Так себе достижения, но учитывая, что раньше вообще ничего не умел, можно сказать, что сейчас поднялся в кулинарном мастерстве на одну ступень. Надо было соблюдать диету, питаться нормально.

— Был момент, когда поняли, что больше не можете сидеть дома?

— К сожалению, девушка осталась в другом городе, поэтому весь карантин был один. В конце апреля наступила реальная апатия, не знал куда себя деть, а главное было непонятно, когда все закончится. Одному очень тяжело переживать карантин. Ты оторван от семьи. Легионерам, уверен, еще сложнее – как мало того, что ты один, так еще в чужой стране.

«Не надо осуждать игрока, который откажется продлевать договор на два месяца»

— Вас ждет сумасшедший календарь возобновленного чемпионата. Придется встречаться с командами из топ-6 чемпионата.

— Спасибо, что напомнили. Будет очень тяжело. С другой стороны, в других клубах не роботы играют. К сожалению, уровень подготовки будет разным, но у нас все равно нет выхода. Сложный календарь — не повод говорить, что все пропало. Мы хотим остаться в РПЛ, будем выжимать из себя максимум, а возможно даже призывать на помощь сверхсилы. Авторитетов для нас нет, даже в таких условиях.

— Давит турнирная таблица?

— Конечно. Всегда с тревогой оглядываешься, ведь находимся в небезопасной зоне. На игре это тоже сказывается. Хочется поскорее решить все вопросы и выдохнуть. Давление будет сумасшедшее в эти восемь туров. Но оно будет у всех.

— Вы два раза получали награду лучшего игрока. Было чувство, что сыграли не очень и приза был достоин кто-то другой?

— В игре против «Краснодара» больше заслуживали награды Климович, который провел очень сильный матч, и Деспот, который забил гол и выполнил огромный объем работы. Не то, что я сыграл плохо, просто они слишком хорошо.

— Вы подписали новый контракт с «Оренбургом». Расскажите подробности.

— Он долгосрочный. Любому футболисту хочется стабильности. Руководство заверило, что у команды амбициозные планы. Мне нравится, что боссы ценят мой вклад в успехи команды, в плане финансов тут никогда не было проблем. Решил, что если нужен «Оренбургу», то зачем искать еще что-то, дергаться лишний раз.

— Лучшее — враг хорошего?

— Если поступит предложение от топ-клуба, конечно, мне бы хотелось бороться за чемпионство. Понятно, что с «Оренбургом» сложно на это рассчитывать по объективным причинам. Я амбициозен, но конкретных предложений пока не поступало. Если кто-то позовет, с радостью рассмотрю такую возможность.

— Ходили слухи, что вы можете уйти в «Сочи» вслед за Владимиром Федотовым?

— Даже намека на это не было. Общался только с «Оренбургом» по поводу продления контракта.

— Хотя «Сочи» хотя бы по составу подходит для решения ваших целей.

— Согласен, это очень амбициозный проект. Вопрос в том, долгосрочный ли он. Если первые лица клуба не потеряют к нему интересен, то уверен, этой команде вполне по силам быть минимум в топ-5 РПЛ.

— Вам, я так понял, не понизили зарплату, как во многих клубах?

— Возможно, эта тема еще поднимется. Посмотрим. Хотя до этого все было тихо. Это сложный процесс. У многих ребят заканчиваются контракты, почему они должны идти на урезание, зная, что в конце сезона уйдут из клуба. Но даже, если мы подпишем какое-то коллективное соглашение, точно не будем кричать об этом на всю страну. На мой взгляд, это популизм.

— Например средства могли бы пойти на помощь больницам региона.

— Если бы нам это сказали или условно отметили, что за счет части нашей зарплаты есть возможность выплатить зарплату персоналу клуба, который трудится каждый день, то ни у одного футболиста не возникло бы вопросов.

— Как думаете, игроки, у которых завершаются контракты в этом году, переподпишут их на два месяца?

— У нас таких много. Вроде все ребята хотят помочь завершить сезон. Но, если кто-то откажется, то считаю, неправильно его осуждать или заставлять. Никто не хочет рисковать карьерой и здоровьем. А вдруг человек получит травму. Это большой риск. Так что поддержал бы и принял любое решение игрока, который точно знает, что с ним не будут продлевать соглашение на следующий сезон.

— Карантин — время вспомнить какие-то истории. Расскажите свою.

— Один раз нарушил субординацию. Случилось это в «Динамо», когда тренером был Юрий Калитвинцев. С ребятами сидели в бане, что-то бурно обсуждали. В это время в парилку заходит Юрий Николаевич с тренерским штабом. Разумеется, мы немного притихли. Увидев это, тренер сказал, что в бане все равны и генералов нет. Мы тогда попросили Калитвинцева поддать жару. Юрий Николаевич с понимаем отнесся к просьбе. Было весело, хотя на поле и на тренировках панибратства себе никогда не позволял.  

Добавить комментарий